1.jpeg

В ответ на запуск спутника Сеул частично приостановил действие военного соглашения с Пхеньяном

Текст: Олег Кирьянов (Сеул)

Как и ожидалось, запуск северокорейского спутника спровоцировал ответную реакцию со стороны Сеула. Республика Корея (РК) резко осудила старт и заявила о приостановке действия части положений межкорейского Соглашения о мерах по снижению военной напряженности от 19 сентября 2018 г.

Напомним, что во вторник 21 ноября поздно вечером КНДР с космодрома Тончханни произвела запуск ракеты-носителя «Чхоллима-1», которая должна была вывести на орбиту военный наблюдательный спутник «Маллиген-1». Через несколько часов после старта Пхеньян официально сообщил о том, что запуск прошел успешно, а спутник вышел на заданную орбиту. КНДР при этом подчеркнула, что реализует свое законное право на освоение космоса. Это была третья попытка Пхеньяна вывести спутник на орбиту. Две предыдущие – в мае и августе этого года – закончились неудачами.

Правительство Южной Кореи накануне старта предупреждало, что в случае запуска спутника «предпримет меры для защиты своего народа», требуя при этом от КНДР отказаться от планов по запуску. Впрочем, никто реально не думал, что Пхеньян откажется от своих намерений. Эксперты же предположили, что «ответной мерой» будет полный или частичный выход Сеула из межкорейского Соглашения о мерах по снижению военной напряженности, который был подписан пять лет назад в период, когда Юг и Север Кореи пытались налаживать сотрудничество.

Всё произошло, как и прогнозировалось. Сразу после запуска Южная Корея жестко осудила вывод северокорейского военного спутника на орбиту. Старт был назван «грубым нарушением резолюций Совета безопасности ООН» и «прямым вызовом безопасности РК».

Кроме того, в Сеуле под председательством премьер-министра РК Хан Док Су прошло экстренное заседание Государственного совета. По итогам встречи был принят заранее подготовленный документ, в котором предлагалось «отказаться до восстановления доверия в межкорейских отношениях» от выполнения действия части договоренностей соглашения от 19 сентября 2018 г. Премьер-министр Хан подчеркнул, что своим запуском спутника КНДР «продемонстрировала нежелание выполнять положения договоренностей 2018 г.», переложив таким образом ответственность за частичный отказ Сеула от соглашения на Пхеньян.

Вслед за этим прошло экстренное заседание Совета национальной безопасности РК, где председательствовал уже президент РК Юн Сок Ёль. Так как лидер Южной Кореи с частью помощников находится сейчас с визитом в Великобритании, то в совещании он участвовал в формате видеоконференции. Президент РК одобрил предложение приостановить действие части положения Соглашения от 19 сентября 2018 г.

Если говорить более подробно, то Сеул отказался далее выполнять положения пункта 3 статьи 1 Соглашения о мерах по снижению военной напряженности, которое министры обороны РК и КНДР подписали в Пхеньяне 19 сентября 2018 г. В этом пункте установлена прилегающая к межкорейской границе зона, где запрещались полеты. Для Юга это означало, что он не может активно использовать свои беспилотники и прочие средства разведки и наблюдения за действиями Северной Кореи. «Возможности наших вооруженных сил по обнаружению угроз и принятию ответных мер будет существенно усилены», - заявил премьер-министр РК Хан Док Су, подчеркнув, что приостановка действия части положений соглашения положительно скажется на укреплении безопасности страны.

По итогам заседания СНБ РК было также заявлено, что будущая судьба всего межкорейского Соглашения о мерах по снижению военной напряженности от 19 сентября 2018 г. будет зависеть от действий Пхеньяна.

Как отмечают наблюдатели, запуск спутника КНДР стал лишь предлогом, за который Сеул с готовностью ухватился, чтобы оправдать приостановку действия соглашения. Если бы не было запуска, то Южная Корея рано или поздно нашла бы другой повод для аналогичных шагов. Ранее министерство обороны и представители администрации президента РК неоднократно критически высказывались по поводу договоренностей, считая его крайне невыгодным и опасным с точки зрения военной безопасности Юга. Соглашение было подписано пять лет назад, когда у власти в РК находились представители «прогрессивно-демократического» лагеря во главе с президентом Мун Чжэ Ином. Они были настроены на развитие связей и сотрудничества с КНДР и сумели трижды провести саммит Муна и Ким Чен Ына. Пришедшие в 2022 г. к власти на Юге консерваторы настроены наоборот весьма жестко к Пхеньяну, что быстро вылилось в резкое охлаждение межкорейских отношений.

            Военные «ястребы» Юга из стана консерваторов особенно были недовольны как раз Соглашением о мерах по снижению военной напряженности. Указывалось, что за прошедшие годы его выполняла только южнокорейская сторона, тогда как КНДР нарушила, согласно подсчетам Сеула, более 3900 раз. Кроме того, на южан сильно повлияла и атака «Хамаса» на Израиль 7 октября. В РК стали опасаться, что КНДР может применить подобную же тактику, а южнокорейская сторона, связанная соглашением от 2018 г., не сможет заранее выявить приготовления северян к атаке и подготовиться к этому.

            Что же касается характеристики Сеулом запуска спутника КНДР как вызова, то стоит напомнить, что несколько месяцев назад Южная Корея при помощи ракеты-носителя «Нури» сама произвела вывод спутника на околоземную орбиту. При этом Сеул практически те же самые действия, но со своей стороны не посчитал шагами, дестабилизирующими обстановку в регионе. Впрочем, тут стоит отметить, что резолюции СБ ООН запрещают КНДР запуски с использованием баллистических технологий. Пхеньян же в ответ указывает на закрепленное в международных договоренностях право всех наций на мирное исследование и освоение космоса, спрашивая: «Почему другим можно, а нам нет?!»

            Так или иначе очевидно, что запуск спутника КНДР стал для правительства Южной Кореи лишь предлогом для аннулирования соглашения от 19 сентября 2018 г., тем более что Пхеньян действительно сам не соблюдал эти договоренности в последние годы. Можно ожидать, что рано или поздно Сеул окончательно откажется от договора, тем более что документ фактически и не действует.

            Данная ситуация стала еще одним доказательством весьма напряженного состояния межкорейских отношений, когда Сеул и Пхеньян разговаривают друг с другом только с позиции угроз, конфронтации и непримиримости. Обе стороны обвиняют друг друга в нагнетании напряженности на Корейском полуострове, что вне зависимости от ответа на вопрос «Кто первый начал?» выливается в рост опасности конфликта.

Показать форму комментариев
1.jpeg
1.jpeg