COVID-19 захлестнул Страну чучхе

Текст:Олег Кирьянов (Сеул)

KNDR covid19

После признания властями Северной Кореи, что в страну несмотря на жесточайшую самоизоляцию проник-таки COVID-19, события в КНДР развиваются по сценарию пандемии, который во многих странах мира наблюдали полтора-два года назад: стремительно растет количество зараженных, а с ними и численность жертв. При этом Стране чучхе грозит очень неблагоприятный сценарий, так как у них нет вакцины, часто даже базовых медикаментов и тестов, а население имеет ослабленный иммунитет из-за проблем с питанием. Пхеньян уже обратился за помощью к Пекину, но отказывается принимать предложения Южной Кореи, которая выразила готовность помочь в борьбе с коронавирусом. Эксперты же подозревают, что COVID-19 гуляет по КНДР уже гораздо дольше, чем было заявлено, а признание оказалось вынужденным, так как невозможно было скрывать масштаб проблемы и иначе сложно было объяснить необходимость экстренных мер.

            12 мая власти КНДР признали проникновение в страну коронавируса COVID-19, и с тех пор новости напоминают то, что видели ранее в других государствах, но в 2021-2022 г.: сплошные сводки количества зараженных и умерших. По состоянию на вечер понедельника 16 мая, когда СМИ КНДР опубликовали последние данные по эпидемии, в стране в общей сложности было зарегистрировано почти полтора миллиона людей с повышенной температурой, число подтвержденных случаев COVID-19 составило 168, а умерших – 56. При этом каждый день фиксируется значительный прирост тех, у кого выявлена повышенная температура. Проблема с этими данными в том, что хотя, конечно, не все с температурой являются зараженными коронавирусом, но при этом очень часто бывает так, что и COVID-19 может не проявлять себя в виде повышенной температуры. Кроме того, тот штамм COVID-19, который был выявлен в КНДР, согласно статистике в других странах сопровождается температурой только в десяти процентах случаев. Северная Корея же не обладает большим количеством тестов, которые могли бы прояснить картину и своевременно выявлять зараженных коронавирусом. Так что в реальности, как полагают многие зарубежные эксперты, реальное число инфицированных куда больше, чем пишут северокорейские газеты. Также очевидно, что инфекция охватила уже практически все регионы страны.

            Руководство КНДР, похоже, понимает масштаб проблемы. Тот же Ким Чен Ын уже который день раздает направо и налево своим подчиненным жесткие указания, подчеркивая, что в системе антикоронавирусной защиты нации произошел сбой, а в стране имеет место полноценная экстренная ситуация. По всей Северной Корее ограничено передвижение между различными регионами, для распределения медикаментов мобилизованы вооруженные силы, государственной радио и телевидение подчеркивает, что в стране чрезвычайное положение.

            Так или иначе сейчас очевидно, что ставка властей КНДР на полную самоизоляцию, которую они ввели раньше всех в мире, еще в январе 2020 г., хотя долгое время и позволила продержаться, но в итоге дала сбой. Каким-то образом COVID-19 нашел брешь в «обороне северокорейской крепости», проник в нее и сейчас вовсю буйствует.

            С одной стороны, можно бы сказать, что КНДР должно быть проще: выявленный вирус отнюдь не самый смертельный из тех, что относится к COVID-19, да и в разных странах уже накоплен значительный опыт в отношении того, как надо справляться с пандемией.

Однако, с другой стороны, положение Страны чучхе наоборот куда сложнее. Во-первых, сделав ставку на самоизоляцию, КНДР не участвовала в программах распределения вакцины. Сейчас в Северной Корее практически никто не вакцинирован. Во-вторых, в КНДР не хватает даже самых базовых медикаментов и лекарств, не говоря о специализированных. Нехватка стала следствием как самоизоляции, так санкций и бедности. В-третьих, хотя население КНДР в последнее время питается лучше, чем, скажем, во второй половине 1990-х гг., но все равно это далеко от полноценного рациона, необходимо для нормального развития организма. В результате многие, если не большинство, просто слабы априори, у них ослаблен иммунитет, который, как известно теперь, часто является главным фактором в борьбе за выживание при схватке с COVID-19. Все это может привести к тому, что в КНДР показатели летальность от коронавируса будут куда выше, чем в других странах.

Вопрос теперь заключается в том, что делать КНДР, как реагировать. Понятно, что крайне необходимы крупномасштабные поставки вакцины, медикаментов, тестов и прочего. Хотя правительство Южной Кореи уже несколько раз официально предложило КНДР провести переговоры о поставках помощи, но Пхеньян упорно игнорирует эти сигналы. Уже второй день подряд в демилитаризованной зоне в Пханмунчжоме представители КНДР просто не берут трубку телефона, по которому осуществляется общение Юга и Севера. Как видится, делается это по идеологическим соображениям. Сейчас КНДР активно ведет разработку ракетных вооружений, проводит тесты систем вооружений, направленных, в том числе против Южной Кореи, а потому протягивать руку с просьбой о помощи в такой ситуации будет выглядеть как потеря лица.

С другой стороны, своими силами вряд ли получится справиться, как минимум КНДР не сможет обеспечить себя ни вакциной, ни прочими необходимыми препаратами и оборудованием. Насколько можно судить по сообщениям СМИ, Пхеньян обратился за помощью к Пекину. Если верить публикациям в зарубежных изданиях, то Китай уже направил около десятка специалистов в Северную Корею для оценки ситуации и помощи в выработке мер.

Кроме того, стало известно, что в понедельник 16 мая после долгого перерыва КНДР «открыла небо». В первой половине дня из Пхеньяна вылетели сразу три грузовых самолета Северной Кореи, которые приземлились в аэропорту Шэньяна, что на северо-востоке КНР. Там они получили груз и уже во второй половине дня вернулись обратно на родину. О содержании груза ничего не известно, но можно предположить, что самолеты доставили необходимые Пхеньяну медикаменты, оборудование и препараты.

Правда по-прежнему остается открытым вопрос, что же делать властям КНДР внутри страны для борьбы с коронавирусом. Ким Чен Ын заявил, что необходимо изучить и применить опыт Китая, а это значит, что Северную Корею скорее всего ждет эпоха жестких локдаунов. Эта мера может быть действенной, но на начальных этапах, а не тогда, когда COVID-19 распространился уже по всей стране. Кроме того, блокирование связей между регионами, невозможность для крестьян вести высадку риса приведут к параличу хозяйственной деятельности, перебоям с поставками товаров, продуктов питания и в перспективе к резкому падению урожая. А это уже может грозить голодом. В общем, руководству КНДР есть о чем подумать.

Зарубежные эксперты же задаются вопросом, как коронавирус мог проникнуть в казалось бы «наглухо закупоренную» Северную Корею и как получилось, что вспышка COVID-19 произошла сразу в разных регионах.

По поводу первого вопроса можно только спекулировать. Высока вероятность, что кто-то случайно завез COVID-19 из Китая, когда с середины января стали потихоньку возобновлять железнодорожное сообщение с КНР и начали движение грузовых составов. Северная Корея готовилась к проведению больших праздников, которые в 2022 г. носили юбилейный характер (80-летие Ким Чен Ира, 110-летие Ким Ир Сена, 90-летие создания Вооруженных сил КНДР), а для этого необходимы были поставки разных товаров и продуктов питания, чтобы создать праздничную атмосферу. Да и в целом было ощущение, что коронавирус в Китае практически отступил. Не исключено, что кто-то и привез COVID-19 несмотря на все меры предосторожности.

Другим возможным каналом проникновения COVID-19 в Страну чучхе являются какие-то еще оставшиеся и функционирующие несмотря на строжайшие запреты маршруты поставки контрабанды. Изоляция КНДР привела к дефициту разной продукции, нехватке валюты, да и санкции блокировали нормальную торговлю. Возможно, что кто-то сумел-таки наладить схемы переправки в КНР востребованных там северокорейских ресурсов (морепродукты, уголь и пр.), а в процессе проведения перевозок и был передан коронавирус.

Вопрос же о вспышках в разных районах того, что по всем признакам является именно коронавирусом, заставил зарубежных экспертов предположить, что на самом деле COVID-19 был занесен в страну уже как минимум недели или месяцы назад, а сейчас все подошло к такой черте, когда чрезвычайную ситуацию уже невозможно было скрывать, как и сложно было бы «просто так» вводить неизбежные экстренные меры. Похоже, что проведенные в связи с многочисленными праздниками в феврале - апреле крупные массовые мероприятия, которые сопровождались народными гуляниями, демонстрациями и собраниями, и привели к распространению COVID-19 среди народа и последовавшим затем вспышкам. Специалисты обратили внимание, что все северокорейцы на тот момент были без масок, но в то время это было воспринято, как доказательство уверенности КНДР в своей «коронавирусной неприступности». Но, если перефразировать известную фразу И.В.Сталина, последующие события доказали, что нет таких крепостей, в которые бы COVID-19 не смог проникнуть. Даже Страна чучхе не устояла перед напором коронавируса.

Добавить комментарий


Поиск

Блог Анны Ким

anna kim