Подписка на новости

Хотите получать свежие новости ?

Подпишитесь на рассылку prokorea.ru,

введите ваш email:



 

Старый сайт

Календарь событий

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Пак Кын Хе против оппозиции и прокуратуры – кто кого? (комментарий)

Достаточно долго не писал про раскручивающийся скандал вокруг президента Кореи Пак Кын Хе и ее «серого кардинала». И времени не было, и повода обобщать не было большого, хотя событий много произошло. Ну вот пару слов… 

Сегодня было несколько значимых событий. Времени нет пересказывать своими словами, выложу здесь сегодняшнюю заметку, а ниже пойдут личные дополнительные замечания и соображения…</i>

Вот заметка….

Прокуратура Кореи открыла дорогу для импичмента президента Пак Кын Хе

IMG 9442Сильный удар нанесла южнокорейская прокуратура по попыткам президента страны Пак Кын Хе преодолеть громкий политический скандал. Согласно обнародованным сегодня промежуточным итогам расследования, Пак состояла в сговоре и была осведомлена о значительной части нарушений и преступлений, которые совершили два ее бывших помощника и давняя подруга Чхве Сун Силь. Следователи подчеркнули, что по законам они не могут принудительно допросить президента и передавать дело на нее в  суд, но позиция их ясна: лидер страны был соучастником. Это первый в истории Южной Кореи случай, когда подобные де-факто обвинения прозвучали в адрес действующего президента со стороны прокуратуры. Ожидается, что это откроет путь для инициирования процедуры импичмента в парламенте. Помощникам Пак Кын Хе и ее подруге Чхве предъявлены официальные обвинения.

Напомним, что, как его называют, «скандал с серым кардиналом в юбке» изначально крутился вокруг давней подруги Пак Кын Хе 60-летней Чхве Сун Силь. Как выяснилось, она, не занимая никаких постов, получала доступ к секретным документам, вмешивалась в государственные решения, кадровые назначения, была замешана в коррупции, а также устроила с нарушениями свою дочь в один из столичных вузов. Позже выяснилось, что фактически «в одной упряжке» с Чхве по многим вопросам работали два ключевых помощника президента 57-летний Ан Чжон Бом, которого за его влиятельность неофициально называли «императором-помощником», и 47-летний Чон Хо Сон. Пак Кын Хе дважды извинилась за скандал, но дала понять, что несмотря на всё это не уйдёт добровольно в отставку и стала игнорировать все призывы общественности и оппозиции сложить полномочия. Рейтинг лидера упал до рекордно низкого для действующего президента Кореи уровня в пять процентов. По всей стране регулярно проходят многотысячные демонстрации, где участники требуют отставки Пак.

«Двум помощникам Пак Кын Хе и её подруге мы предъявляем официальные обвинения. У нас есть достаточно доказательств, что президент Пак по значительной части преступных действий была осведомлена о них, а также сама давала указания их совершить, состоя в сговоре с обвиненными. Однако Конституция в этом случае не дает нам возможности предъявлять формальные обвинения и допрашивать действующего президента, которая отказывается добровольно отвечать на вопросы. Что смогли – мы сделали, что делать дальше – решайте сами. Может быть все детали выяснит спецследователь. Вместе с тем мы продолжим расследовать и по президенту то, что позволяют нам наши полномочия», - так простым языком можно резюмировать то, что сегодня заявил глава специальной следственной группы прокуратуры Ли Ён Рёль, оглашая промежуточные итоги расследования скандала.

Чтобы понять, до чего в итоге может дойти ситуация, следует разобраться в обвинениях, предъявленной «подруге и двум помощникам» - Чхве Сун Силь, Ан Чжон Бому и Чон Хо Сону. Вся эта тройка – в первую очередь Чхве и Ан – оказывали активное давление на более полусотни южнокорейских компаний, включая ведущие конгломераты «Самсунг», «Хендэ», POSCO, LG, «Лотте» и другие, чтобы те «добровольно перечислили» более 70 миллионов долларов на счету созданных Чхве фиктивных фондов. Были также поставки и прочие «подношения» со стороны бизнесменов и другим компаниям, которые де-факто контролировала Чхве Сун Силь. Если бизнесмены пытались сопротивляться, то им угрожали внеплановыми налоговыми проверками и прочими санкциями. Судя по подходу, все или почти все не стали испытывать судьбу и «добровольно внесли» требуемые суммы. Куда именно деньги собирались потратить вымогатели разберется следствие.

Кроме того, Чон Хо Сон во время нахождения на посту секретаря президента передал Чхве Сун Силь с 2013 года и до недавнего времени в общей сложности 180 внутренних документов, включая проекты выступлений президента, доклады о ситуации, подробные расписания и график командировок. Из этих 180 документов 47 содержали секретные сведения, хотя Чхве формально не занимала никакого официального поста. Документы доставлялись ей по электронной почте, факсу или курьерами. По сути, Чон был основным «связником» между Пак и Чхве, хотя две подруги и так тесно общались в обычное время.В итоге прокуратура предъявила всей тройке официальные обвинения в злоупотреблении полномочиями, вымогательстве, коррупции и прочих нарушениях.

По поводу участия Пак Кын Хе было сказано следующее. «На основании полученных доказательств у нас есть все основания полагать, что президент Пак находилась в отношениях сговора с Чхве Сун Силь, Ан Чжон Бомом и Чон Хо Соном… Согласно закону, мы не имеем право предъявлять по данным направлениям официальные обвинения действующему президенту, но мы продолжим расследование, исходя из того, что она является теперь подозреваемой», - заявил глава специальной следственной группы прокуратуры Ли Ён Рёль. Из следующих слов прокурора стало очевидно, что Пак, по данным следствия, сама давала указания передать документы Чхве, а также была осведомлена как минимум о значительной части преступных схем с вымогательством.

В качестве примера в прокуратуре затем привели следующие детали. Пак дала указание создать специальные фонды по помощи развития культуры и спорта. Затем через помощника Ан Чжон Бома созвала представителей основных конгломератов, провела с каждым отдельные переговоры и попросила «активной поддержки» данным фондам. Эти фонды и есть те самые фиктивные компании, которые фактически возглавляла Чхве Сун Силь и куда стекались все деньги. Строптивым бизнесменам намекнули, что «лучше помочь» добровольно, иначе начнутся проблемы. Работу по созданию фондов лично курировала Пак, а потому, по логике расследования, она была осведомлена о характере «добровольной помощи». Следствие отметило, что подобных ситуаций, в отношении которых есть доказательства по вовлеченности Пак, хватает.

По поводу коррупции прокуратура пообещала продолжить следствие, а также выразили надежду, что всё остальное сможет прояснить спецследователь, который уже не будет подчиняться президенту. Впрочем, если президент прямо не запретит следственной группе, то прокуратура будет помогать и спецследователю. Запрет же будет означать признание Пак своей вины.

Таким образом прокуратура пошла на принцип и, как отметили сегодня корейские СМИ, «объявила войну президенту». Пак до этого заявила, что будет сотрудничать со следствием и согласилась на допросы, но затем трижды отказалась от предложенных прокурорами дат бесед, заявив, что ей «необходимо время для подготовки» и дала понять, что не хочет лично общаться, а готова лишь письменно ответить на вопросы. Прокуратура же, насколько могла переносила сроки, настаивая на личном допросе, но теперь стало ясно, что Пак просто тянет время, используя свой иммунитет в качестве лидера страны. Следователям же надо было либо предъявлять формальные обвинения бывшим помощникам президента и ее подруге, где неизбежно необходимо было говорить и о роли лидера страны в этом скандале, либо прекращать следствие.

До этого следствие намекало Пак, что в случае нежелания лично прояснять возникшие вопросы они «раскроют карты общественности», указав на то, что у них есть достаточно оснований для обвинений Пак. В итоге именно это и произошло, хотя многие ожидали, что следователям не хватит храбрости для подобного шага. Как стало известно, некоторые представители следственной группы предлагали не делать заявление слишком острым, оставив основные «козыри» до личного допроса, который, как они надеются, всё же будет. Но большинство во многом под давлением настроений общественности и политиков решило, что не стоит играть в игры, а надо «выложить всё как есть».

Пак Кын Хе до  этого показала, что несмотря на катастрофический рейтинг, многочисленные акции протеста, требования со многих сторон уйти в отставку «по-хорошему» она не будет слагать полномочия, предприняв попытку «прорваться» сквозь скандал, надеясь, что в итоге всё затихнет, а внимание публики переключится на какой-то новый скандал. Пак несколько дней дала указание начать расследование по другому громкому делу в связи с крупным строительным проектом в Пусане, где возможно замешаны многие политики. Но тут слишком очевидна попытка отвлечь внимание общественности, а потому этот шаг ещё больше разозлил людей.

Заявления прокуратуры, в которых Пак де-факто также стала обвиняемой, теперь открывает все пути для инициирования процедуры импичмента в парламенте. Контролирующая законодательный орган власти оппозиция и до этого официально решила добиваться импичмента, но теперь она получила дополнительные основания. Это трудно игнорировать и правящей партии, где мнения расходились по поводу будущей судьбы Пак Кын Хе. Процедура импичмента небыстрая, потребуется время до постановки вопроса об отстранении Пак, но обвинения очень серьезны, чтобы оставить их без внимания. Это первый в политической истории Южной Кореи случай, когда прокуратура обвинила действующего президента.

Сама же Пак через своего адвоката подтвердила репутацию человека, который не намерен прислушиваться к чужим мнениям. Адвокат президента назвал выводы прокуратуры «игрой воображения, предположениями» и «построенным на фантазиях домом». Впрочем, в прокуратуре уже ранее сказали, что у них есть аудиозаписи и прочие доказательства наличия прямых указаний Пак Кын Хе своим помощникам, а потому без «железобетонных» улик они не стали бы бросаться такими серьёзными словами.

Большинство общественности восприняли действия прокуратуры с одобрением. Теперь все идет к инициированию процедуры импичмента, чем займутся оппозиционные партии. Параллельно продолжит следствиям прокуратура, исходя из имеющихся у нее полномочий. Следователи подчеркнули, что несмотря на невозможность передать дело на президента в суд они продолжат работу по другим направлениям, в частности, по возможной причастности Пак к фактам коррупции. Одновременно в ближайшее время должен начать работу орган спецследователя, которому будут подчиняться 20 прокуроров, 40 следователей и который будет иметь самые широкие полномочия. На эту работу у него будет четыре месяца (120 дней) с возможностью продления еще на 30 суток свою деятельность. Примерно к тому же времени определится вопрос о возможном импичменте и не исключено, что всплывут новые факты скандала.

Южная Корея же теперь прямо идёт к тому, чтобы досрочно и принудительно отстранить президента от власти. Впрочем, сама Пак Кын Хе намерена бороться до конца. Как сказал хорошо знающий ее видный корейский политик Ким Чжон Пхиль, который был близким соратником ее отца: «Даже если бы все 50 миллионов нашего населения вышли бы на улицы и потребовали от нее добровольно уйти в отставку, она бы все равно сама бы не сложила с себя полномочия». Как ожидается, скандал еще долго будет сотрясать Южную Корею, напрямую влияя на политическую да и обычную жизнь страны.

Сама же Пак, начав весьма положительно и став «первым в истории Кореи президентом-женщиной», с тех пор добавила себе только отрицательные титулы. Она установила антирекорд популярности для действующего лидера, она теперь стала первым находящимся на посту президентом, кого обвинила прокуратура в нарушениях, она же полностью прекратила всё сотрудничество с КНДР.

Импичмент объявляли в 2004 г. и президенту Но Му Хёну, но вердикт был отменен в итоге Конституционным судом, а сама попытка отстранения тогда была воспринята просто как предлог для сведения счётов с прогрессивным Но со стороны консерваторов, за что те и пострадали на ближайших всеобщих выборах. Ситуация с Пак иная – тут обвинения носят характер, которые трудно отрицать по сути. Так что вполне может дойти и до отстранения от власти досрочно. Впрочем, даже если так, Пак не будет первой. В свое время в Южной Корее в апреле 1960 г. президента Ли Сын Мана досрочно вынудили сложить полномочия восставшие студенты и общественность, далее дважды в лидеров (хотя и промежуточных) отстраняли от власти генералы – в мае 1961 г. отец Пак Кын Хе Пак Чжон Хи и в декабре 1979 г. Чон Дух Хван, которые совершили госперевороты.

А вот теперь личные замечания

-            С журналистской и страноведческой точки зрения вся ситуация очень интересная и показательная. К сожалению, пока занят другими делами, но через неделю вернусь к активной работе, так что надеюсь, что будет хватать и «инсайда». Хотя и так того, что пишут в СМИ хватает, не успеваешь даже это все обрабатывать…

-            За это время в Корее прошли две крупные демонстрации – 12 и 19 ноября – когда сначала в Сеуле, а потому по всей стране вывели около миллиона (реально чуть поменьше, но не суть) человек. Это серьезная заявка, но Пак не впечатлило.

-            Насколько я могу судить, у Пак Кын Хе сейчас сформировался простой, четкий подход: Раз вам не хватило вам моих двух извинений, то я обиделась, а потому вообще ни хрена делать из того, что требуете не буду. А именно: 1) в отставку не уйду сама, 2) продолжу работать будто ничего не произошло 3) постараюсь отвлечь внимание публики другими делами и скандалами, 4) если вы продолжаете меня подозревать и обвинять, то вы неправы, потому что я права.

Лично я не хочу занимать тут никаких сторон, пусть корейцы сами разбираются и решают, да и кому мое мнение интересно. Но судя по действиям подход Пак именно таков: идти напролом, а народ найдет в итоге другое занятие.

Сегодня прокуратура сильный удар сделала Пак – почти под дых. Если бы Пак была обычным человеком, что ее бы и на допрос вызвали и дело уже бы в суд передали. Ее пока спасает только иммунитет президент – измены не совершала, людей лично ножом не резала, а на все остальное – иммунитет. Тактика пользоваться этим и пытаться не решить «на моральных понятиях», что важно для Кореи, рискованна, что можно нарваться на бурю народного гнева и гнева беспощадного, но Пак решила, похоже, рискнуть.

Сегодня после заявления прокуратуры Пак Кын Хе и на прокуратуру обиделась. Было заявлено сначала через адвоката, а потом и через официального представителя администрации президента буквально следующее: «Все ваши обвинения – это лишь предположения и бездоказательны, это все неправда и несправедливо». Дальше – больше: Пак отказалась от своих обещаний о готовности согласиться на допросы прокуратуры и теперь «ну вас нафиг» и было сказано: «чем такое расследование – лучше пытайтесь тогда импичмент провести, чтобы окончательно стало ясно».

Тут, если следишь за всей ситуацией, все равно остаются к Пак вопросы, даже если принять, что «прокуроры – козлы» (хотя люди-то формально подчиняются минюсту, а тот президенту, но все же они нашли в себе силы «предъяву кинуть» и президенту, хотя, как сейчас очевидно, далеко не все были за такой радикальный подход, но принципиальный подход возобладал).

Прокуратура настаивала а) на личном допросе и б) три раза переносила сроки этих допросов 15, 16 и 18 ноября. Пак при этом все равно гнула свою линию: я хоть и согласилась, но хочу не личный, а лишь письменный допрос (ваши вопросы – мои ответы на бумаге и всё) и мне надо время. На прокуроров давило время: они задержали всю выше упомянутую в заметку троицу и им надо было либо обвинения предъявлять либо отпускать либо продлевать пытаться. Пак это знала, но все равно «требуется время». Время требуется, но на что? Обычному человеку время на подготовку к допросу не дают, но прокуратура трижды переносила сроки и была готова сама приехать в администрацию президента, чтобы задать вопросы. Теперь же Пак заявляет, что «ей не дали права на защиту».

Лично у меня складывается впечатление, что она немного осталась во времени, когда правил ее отец, когда президент – это всё. В Корее сейчас президент – это очень многое, но вот далеко уже не всё. Она же на эти ограничения реагирует очень нервно.

Другая проблема – по ряду важных вопросов ответ (не лично Пак, но её адвоката или официального представителя администрации президента, что сути не  меняет) один: «Вы всё врете! Я не виновна!» Когда спрашивают: «А как все было? Расскажите в деталях, чтобы можно было проверить!» Ответов нет и это все уже видят. Это, в частности, касается вопроса, где Пак была во время, когда «Севоль» тонул. До сих пор ответ один и тот же: «Работала!», а «Где именно?» - «Президент всегда на рабочем месте, за те 7 часов мы ей 30 раз докладывали о ситуации!» - «Но где именно находилась всё время, вы же можете сказать?» - «Деталей не предоставим!» Это почти дословный пересказ общения на брифинге в администрации.

Такой же стиль и по другим вопросам. Сейчас прокуратура же дала понять, что Пак они считают либо напрямую замешанной либо руководителем либо как минимум осведомленной обо всем том, что происходило в рамках скандала. То есть виновна.

Президент же теперь решила воспользоваться тем, что процедура импичмента длинна, сложна. А потому народу надоест, в правящей партии ее люди у поста, в итоге со временем пройдет. Пока всё идет не по её сценарию: народу пока не надоедает, корейцы наоборот встряхнулись и как бы им вернулся тот заряд эмоций, который они не показывали уже лет 10, если не больше. В правящей партии уже сегодня дошло до открытой ругани, когда всё идет к расколу партии и фракция Пак, которая руководит партией, может остаться в меньшинстве, когда многие даже в правящей партии уже стали выступать за процедуру импичмента и требовать от руководства партии уйти в отставку.

Тут важны цифры. Процедура импичмента выглядит следующим образом: две трети депутатов должны решить, что обвинения в адрес президента серьезны, а потому – импичмент (пока временный). Президент идет на временный отдых, его полномочия временно переходят премьеру и решение теперь за Конституционным судом, который в целом консервативен и не любит дерганий. Суд чешет репу месяца три, после чего решает, либо отстраняем и новые выборы либо возвращаем президента. В 2004 г. президента Но Му Хена после импичмента вернули, но там была совсем другая ситуация: обвинения были явно слишком натянутыми  и однозначно не могли лечь в основу реального отстранения, доминировавшие в парламенте консерваторы (это фактически нынешняя правящая) имели более двух третей мест, а потому грубо этим воспользовались, общественность была на стороне Но Му Хена. Сейчас же все плохо для президента: обвинения таковы, что видны явные личные грехи президента, общественность выступает и во многом именно она движет всей инициативой за импичмент, даже правящая партия частично за отставку.

В парламенте сейчас 300 мест, для отстранения и передачи дела в Конституционный суд (КС) надо две трети, то есть 200 мест. Сегодня очень серьезные основания помимо «чисто моральных», которые также тут важную роль играли и играют, дала прокуратура. Оппозиция + независимые депутаты уже высказались за импичмент – это 171 место. У правящей партии «Сэнури»– 129 мест. Сегодня сразу же как минимум 32 депутата от «Сэнури» сказали, что «надо импичмент». И это только начало, многие колеблются, а многих не спрашивали, но уже в любом случае есть более 200 голосов, что достаточно для начала импичмента.

С учетом подхода Пак Кын Хе «а попробуйте, если вы такие смелые! А мне плевать на все ваши доказательства! А что если миллион выйдет на улицы, что надо каждый раз президента менять?!» (это слова «анонимных источников в близком окружении Пак», но, судя по действиям, эти слова отражают общий настрой Пак), то нас ожидаем начало импичмента.

Параллельно будет идти спецрасследование, где будет еще больше полномочий у следователей, чем даже у Генпрокуратуры. Сейчас для Пак ситуация такова, что каждое ее молчание будет трактоваться не в ее пользу. Были тут фразы у некоторых наших экспертов, что «прокуратура не предъявила достаточных доказательств общественности», с которыми я не согласен. Во-первых, все доказательства прокуратура должна предъявлять суду, а не выставлять на общий «базар-вокзал», сегодня прокуратура сказала все предельно четко: «была бы обычным человеком – официально была бы арестована, а так просто де-факто обвиняемая, доказательств хватает». В СМИ хватает примеров, когда в прокуратуре (вообще, по моим впечатлениям, следователи очень многое рассказывают журналистам, очень) говорили «есть железные доказательства». Один из примеров есть в заметке. Другой пример – есть аудиозаписи телефонных разговоров Пак с ее уже арестованным помощником Чоном, где она говорит показать документы Чхе. Формально может, конечно, только это и нельзя считать полностью основанием для отставки (только это), но хотя бы это говорить «прокуратура заявила о виновности, не имея доказательств» уже не позволяет. А Пак именно это сейчас и говорит, но по сути ни на один вопрос не ответила.

Скандал да, несколько необычный. Тут сыграли в тандеме и прогрессивные СМИ (противники Пак) и консервативные. Понятно, что оппозиции только дай повод, но вот и в правящем лагере явно есть силы, кто готовы подыграть всему этому движению. Я далек от уже появившихся многочисленных теорий заговора про руку Америки (она же везде! Мол, передел сфер валютного влияния, наказали Пак, что она недостаточно проамерикански настроена… Это Пак-то недостаточно?!!!), но всё же есть странности.

Вот тут (во второй половине статьи) есть, как скандал начался и как развивался https://rg.ru/2016/11/08/v-ramkah-skandala-v-koree-proveli-obyski-v-samsung-electronics.html Какое-то необычное единодушие… Понятно, что фракция даже в правящей партии «за Пак» и «против Пак» ещё те «друзья» и они хуже многих врагов друг для друга, но как-то уж очень интенсивно.

Доказательства появляются на удивление «железные», но их пока не опровергла Пак… Один из примеров – про упомянутые аудиозаписи разговоров помощника Чона с президентом. Эти записи были на мобильнике Чона, который у него конфисковала прокуратура и нашла. Вопрос: «Что за записи?» - «Пак мне звонила, я записывал, чтоб не забыть, что она сказала» - «Что с памятью так плохо?» - «Нет, но она вечно звонила поздно ночью, когда я спал, мог забыть спросонья, потому сделал привычку записывать, а потому прослушивать с утра»… Вот в этих записях и есть слова Пак, где она говорит показать закрытые документы своей подруге… Удачно, не так ли? Но в подлинности особых сомнений нет. Потом еще планшетник Чхве, где переданные ей закрытые документы журналисты тоже удачно где-то раскопали… Чхве долго отпиралась, что «не её»,но там и селфи её и прочее в пользу, что она хозяин, В итоге в прокуратуре делают вывод: «Её планшетник». Но очень удачно нашелся. Фактически он и придал «второе дыхание» этой всей буче…

Если кому интересно, то вот по этой ссылке подборка моих заметок по скандалу https://rg.ru/author-Oleg-Kirianov/ там хватает подробностей за тот срок, который ее писал в ЖЖ (надо смотреть на те, что имеют отношения к этому скандалу).

В целом же – буча сильная, Пак явно уже гарантировала себе место самого неудачного президента, вопрос в том, может ли остаться на посту. Возможность такая есть, но пока развивается в невыгодном для нее направлении, а она себя ведет так, как привыкла – уперлась рогом, и  кто не со мной или сомневается - тот против меня. Проблема в том, что таких «с ней» может оказаться слишком мало.  Она задела ряд может и не таких значительных с точки зрения права, но важных для «корейских понятий» тем, потому это ей может выйти боком. Не случайно именно общественность сейчас давит больше всех в пользу импичмента. Её могут решить проучить, как проучили вице-президента Korean Air в «скандале с орешками»: «Ах ты решила, что ты крутая? Сейчас покажем, что мы можем!»

Другой аспект. Пак уже не в первый раз говорит: «Нельзя снимать людей только из-за подозрений». Проблема в том, что она это говорила про своих помощников, которые уже арестованы именно по тем «подозрениям», она не отвечает по существу на вопросы, а говорит лишь «вы не правы», она явно не хочет общаться с народом. Это не время правления ее отца, когда это бы прокатило… Другой аспект – при аналогичных ситуациях прогрессивные президенты и помощников «только из-за подозрений» снимали и сами каялись. В итоге Но Му Хен в отставку отправили, хотя и временно, но по очень слабым обвинениям, а потом и до самоубийства (после завершения президентства) довели. Подход же лидеров от консерваторов другой – это характерно и для Ли Мен Бака и для, как оказалось, Пак Кын Хе – мне всё равно, что там «люди говорят, попробуйте дожать меня по закону, а не по морали». Это соратники и сторонники Но Му Хена запомнили и теперь хотят вернуть должок. Это, конечно, не главный мотив, но «если с нас (прогрессивного лагеря) такого требовали, то и сами (консерваторы) отвечайте по тем же стандартам»…

Ну и опять же личный фактор Пак Кын Хе. Даже хорошо настроенные к ней люди уже очень давно жаловались, что она отгородилась от внешнего мира забором из 4-5 близких помощников, которые фильтруют информацию и решают за нее, а она и сама не хочет особо прислушиваться – не привыкла, папа так не любил делать… Ким Чен Ына подозревают многие в том, что он живет в иллюзорном мире, когда «в КНДР все хорошо», хотя он видит лишь образовые объекты, которые думает, что везде по стране так (одна из версий особенностей его политики), вот и про Пак Кын Хе похожее мнение часто слышно: не понимает всей серьезности ситуации и не осознает, что время правления в стиле «а-ля папа» уже прошло.

Но посмотрим, время покажет, что будет дальше. Точно лишь то, что скучно не будет.

P.S.: пара мелких добавок по скандалу: дочь "серого кардинала в юбке" - подружки Пак Кын Хе - отчисляют из вуза: девочка поступила с нарушением правил. Да и лошадок ей (она занималась конным спортом, поступила в корейский вуз по спецнабору как спортсмен) оплачивал "Самсунг"...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск

Russian Chinese (Simplified) English French German Japanese Korean Spanish

Блог Анны Ким

anna kim