Новости

Подписка на новости

Хотите получать свежие новости ?

Подпишитесь на рассылку prokorea.ru,

введите ваш email:



 

Старый сайт

Календарь событий

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

СМИ: Южная Корея призналась в помощи северокорейской ракетно-ядерной программе

Текст:Олег Кирьянов (Пусан)

IMG 9442Неожиданный скандал разразился в Южной Корее вокруг закрытия Сеулом единственного проекта межкорейского сотрудничества Кэсонского технопарка. Министр объединения Южной Кореи признал, что Сеул знал об использовании Пхеньяном денег от сотрудничества для развития ядерной и ракетной программ. Это означает, что Юг нарушал резолюции СБ ООН и помогал Северу в его опасных амбициях. Когда шумиха разгорелась, министр поспешил заявить, что «информация была искажена», несмотря на запись всех бесед, и принес извинения за беспокойство. Это уже второй раз за неделю, когда правительство Юга говорит, что его «не так поняли» и отказывается от сказанного по поводу КНДР.

Напомним, что ситуация на Корейском полуострове обострилась в начале этого года, когда 6 января КНДР произвела ядерные, а 7 февраля ракетные испытания. Это вызвало осуждение со стороны международного сообщества. Недавно Сеул заявил о закрытии межкорейского технопарка в Кэсоне. В ответ Пхеньян заморозил имущество промышленной зоны, выдворил южнокорейский персонал и разорвал все линии связи с Югом.

Вызвавшие скандал заявления сделал министр объединения Республики Корея (РК) Хон Ён Пхё, оправдывая решение правительства закрыть Кэсонскую промзону. Выступая 12 февраля на пресс-конференции по поводу прекращения работы технопарка Хон заявил следующее: «У нас была обеспокоенность и подозрения с разных сторон по поводу того, что зарплату рабочих и наличность от Кэсонского технопарка власти Севера используют в целях разработки оружия массового уничтожения. Сейчас я не могу вам всего рассказать, но у нашего правительства есть различные данные по этому поводу», - заявил он.

Еще более однозначно Хон высказался двумя днями позже, приняв участие в телевыпуске программы «Ирёчиндан» (можно перевести приблизительно как «Разговор в воскресенье на актуальную тему») государственного телерадиовещательного канала «Кей-Би-Эс». «Около 70 процентов денег, полученных Севером от Кэсонского технопарка, уходили в секретариат Трудовой партии Кореи. По нашим оценкам, деньги, которые попадают в секретариат партии или «39-й офис» партии используются для развития ракетной и ядерной программ КНДР или на приобретение предметов роскоши для руководства», - сообщил министр, подчеркнув потом еще раз уверенность Сеула в том, что средства Пхеньян использован на ОМУ. Одновременно чиновник добавил, то за все время существования Кэсонского технопарка Сеул перечислил Пхеньяну около 616 млрд. вон (около 560 млн. долларов), только в прошлом году КНДР получила около 132 млрд. вон (более 110 млн. долларов).

Если мировые СМИ больше обратили внимание на слова, что правительство КНДР забирало у рабочих 70 процентов зарплаты, то в Южной Корее привлекло внимание несколько иное. Местные издания тут же с недоумением отметили: «Получается, что мы спонсировала ракетно-ядерную программу КНДР, передали Северу на эти цели более 390 млн. долл., знали об этом и молчали!» Практически все издания одновременно отметили, что Сеул фактически нарушил резолюцию Совета Безопасности ООН, которая запрещает деятельность, которая помогает КНДР создавать ОМУ. Проблема даже не в том, что «делали», а в том, что «знали и продолжали делать», тогда как Сеул стоит сейчас в авангарде тех, кто ратует за самые жесткие санкции против Пхеньяна и призывает «к самому тщательному соблюдению всех ограничительных мер».

Министра объединения «припер к стенке» депутат от оппозиционной Демократической партии «Тобуро» Чон Се Гюн, когда чиновник 15 февраля был приглашен на регулярную беседу с парламентариями. «Слушайте, если это вы действительно сказали, то получается, что наше правительство само прямо призналось в нарушении резолюций СБ ООН… По этому поводу надо было принимать меры, но если то, что вы сказали, не соответствует действительности, то вы должны взять ответственность за подобные обвинения», - отметил депутат Чон. Депутат потребовал доказательств того, что КНДР действительно направляла деньги от Кэсона на развитие ОМУ.

Чон Се Гюна поддержал и другой депутат. «Если вы знали про все это, но правительство продолжало работу с комплексом, то это нарушение резолюций СБ ООН… Если у вас есть доказательства сказанного по поводу использования Пхеньяном денег, но не хотите открыто говорить из-за соображений секретности, то давайте проведем заседание в закрытом режиме, где вы уже сможете все показать», - предложил депутат Вон Хе Ён.

Министр в итоге стал отказываться от своих слов и заявлять, что «его не так поняли» и «не дали все объяснить. «Я не сказал, что есть доказательства, а сказал лишь, что есть обеспокоенность по поводу возможного использования денег, - ответил Хон. – Я просто стал пояснять. Но, как видится, не смог пояснить как следует, а потому было воспринято, что есть доказательства. Он также отказался и от своих слов, что «нельзя обнародовать доказательства». «Мне кажется, что и тут меня не так поняли, а просто не до конца пояснил», - подчеркнул глава ведомства.

В итоге, отвечая на наводящие вопросы, Хон указал, что позиция у него теперь следующая: 70 процентов зарплаты и наличности попадали к властям КНДР, но как потом использовал средства Пхеньяну южнокорейское правительство точно не знает. Может быть и на ОМУ, а может еще куда-то, но это лишь предположения, по поводу которых нет никаких доказательств.

В схоже ключе высказался и пресс-секретарь ведомства, упомянув, впрочем, что и международное сообщество поддерживало Кэсон. «У нас были опасения, что зарплата и наличность от Кэсонского технопарка Север может использовать для создания ОМУ. Однако значение и эффект технопарка был признан и международным сообществом. Именно так все и следует понимать», - заявил представитель министерства объединения Чон Чжун Хи, категорически отказавшись отвечать на какие-либо уточняющие вопросы по данной теме.

                  Несмотря на новые «пояснения» все это привело только к еще большему скандалу. Проблема для министра в том, что во время пресс-конференции велась аудиозапись его разговора, а скандальную телепрограмму можно посмотреть до сих пор. И все слова про «использование денег на ОМУ», «наличие доказательств, которые нельзя предоставить» он все же озвучил. На это и указывают эксперты, журналисты и простые корейцы, обвиняя чиновника в том, что он просто-напросто сказал, не думая о последствиях, а сейчас просто пытается «выкрутиться». Сеул же оказался в несколько странном положении, когда, получается, сам как минимум «очень сильно подозревал», что может помогать ракетно-ядерным амбициям КНДР, но продолжал сотрудничество.

Впрочем, очевидно было, что с приходом к власти на Юге консерваторов во главе с Ли Мен Баком, а теперь под руководством Пак Кын Хе Сеул весьма неодобрительно смотрел на Кэсонский технопарк, который был достижением предыдущих президентов Ким Дэ Чжуна и Но Му Хена, настроенных на сотрудничество с Севером. Похоже, что в правительстве Юга искали предлог для закрытия комплекса и нашли его сейчас, вот только выбрали несколько «резкие» и бросающие тень в том числе и на нынешнее руководство доводы в пользу ликвидации комплекса.

             Отметим, что это уже второй раз за неделю, когда представитель правительства Южной Кореи делает скандальные заявления, от которых потом чиновникам приходится отказываться. 7 февраля южнокорейские депутаты со ссылкой на директор своей разведки Ли Бен Хо заявили, что есть подозрения и поддерживающие их данные по поводу того, что «КНДР получила из России ключевые детали для своих ракет». Когда разразился скандал и в Москве потребовали доказательств либо извинений, в МИД Южной Кореи заявили, что «высказывание было неверно донесено». В документе, направленно в МИД РФ Сеул все предпочел «свалить» на южнокорейские и российские СМИ, которые «исказили информацию», что так же не выдерживает критики, учитывая все обстоятельства скандальных высказываний. Теперь вот и министр объединения ссылается на «искажение информации», тогда как записи его высказываний говорят обратное.

             Комментируя это российский эксперт , осведомленный о ситуации на корейском направлении, отметил для «РГ» следующее: «Очевидно, что правительство Юга просто пыталось оправдать свои действия, используя, как им кажется, беспроигрышную карту в стиле «деньги на Кэсон = деньги на ОМУ Северной Кореи», но не учли всех последствий и не продумав, что можно говорить, а чего не следует. Насколько я знаю, они постоянно и российским чиновникам говорили, что, мол, колеблются присоединяться к проекту «Хасан-Раджин» из опасений, что эти деньги «пойдут на создание ядерной бомбы». Когда мы спрашивали: «А почему с Кэсоном таких опасений нет?», то нам отвечали, что уверены, что «средства идут только к рабочим». Теперь и в Сеуле «вдруг» прозрели по поводу Кэсона. Это просто внутренняя политика, а потому и появляются такие «сенсационные откровения». Как мне кажется, они просто поторопились говорить и не учли фактор санкций по линии ООН и как все можно интерпретировать», - отметил специалист. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск

Russian Chinese (Simplified) English French German Japanese Korean Spanish

Блог Анны Ким

anna kim