Новости

Экс-президент Южной Кореи заявил, что КНДР требовала 10 млрд. долл. за межкорейский саммит

Текст:Олег Кирьянов (Сеул)

Ушедший было в политическую тень экс-президент Южной Кореи Ли Мен Бак, который руководил страной с 2008 по 2013 гг., сегодня сотворил сенсацию, подробно описав некоторые тайные подробности отношений между Сеулом и Пхеньяном. Они опубликованы в мемуарах Ли Мен Бака, которые носят название «Время президента: 2008-2013». Как утверждает Ли, КНДР сама предложила провести межкорейский саммит, но потребовала за него от Сеула 10 млрд. долл. и сотни тысяч тонн продовольственной и прочей помощи. Экс-президент также раскритиковал тех, кто ставит под вопрос ряд основных направлений внешнеэкономической политики периода президентства Ли.

800-страничная книга «Время президента: 2008-2013» поступит в открытую продажу в понедельник 2 февраля, пока же ознакомиться с ее содержанием получили возможность ряд экспертов и журналистов.

Пожалуй, самыми сенсационными стали подробности закулисных переговоров, которые Юг и Север вели по поводу возможности организации межкорейского саммита. Как утверждает Ли Мен Бак, консультации по этому поводу начались с августа 2009 г., когда Ким Чен Ир обозначил свою заинтересованность в личной встрече с Ли. Но при этом Сеул получил своего рода «счет», который он должен был бы оплатить в случае саммита. «Северная Корея потребовала от Сеула, чтобы Северу были поставлены в качестве платы за встречу 100 тысяч тонн кукурузы, 400 тысяч тонн риса, 300 тысяч тонн удобрений, асфальта на 100 млн. долл. и еще 10 млрд. долл. на финансирование создания банка развития КНДР», - говорит Ли в своих мемуарах.

Отметим, что в 2000 г. прошел первый в истории межкорейский саммит, за который президент Южной Кореи Ким Дэ Чжун получил Нобелевскую премию мира. Позже выяснилось, что Сеул заплатил за это Пхеньяну полмиллиарда долларов, что спровоцировало скандал на Юге.

При Ли Мен Баке правительство Юга отказалось идти на схожую сделку, заявив, что основными темами встречи должны быть отказ КНДР от ядерного оружия, возвращение пленных времен Корейской войны и похищенных южнокорейских граждан. В итоге обсуждение темы саммита временно прекратилось.

Второй раунд активности по поводу встречи глав Юга и Севера прошел в 2010 г. несмотря на резкое осложнение межкорейских отношений, вызванных трагедией с гибелью южнокорейского корабля «Чхонан» в конце марта 2010 г. По словам Ли, про просьбе Севера, Пхеньян посетил высокопоставленный представитель главной спецслужбы Юга – Национальной Разведывательной Службы (НРС). Сотрудник НРС потребовал, чтобы Север извинился за инцидент с «Чхонаном» и принял меры для предотвращения аналогичных трагедий. В КНДР же сказали, что они не имеют отношения к инциденту, но могут выразить сожаление в связи с гибелью людей, не признавая причастности Пхеньяна. Кроме того, Север снова предложил провести межкорейский саммит, существенно понизив «ценник» за встречу. На этот раз КНДР потребовала полмиллиона тонн риса в качестве безвозмездной помощи.  В итоге стороны опять не смогли договориться.

В третий и последний раз консультации прошли в декабре того же года, когда на Юге побывала делегация из КНДР, в которую вошли в том числе высокопоставленные военные. Определенный прогресс по согласованию саммита был достигнут, но все опять расстроилось, хотя и по иным причинам. «В начале 2011 г. из США и Китая мне сообщили неожиданную новость. Глава той делегации, которая побывала в Сеуле, был публично казнен. Некоторые предположили, что за этим стоял Ким Чен Ын, который начал принимать рычаги управления страной», - отмечает Ли Мен Бак. В конце 2011 г. Ким Чен Ир умер, а во главе КНДР стал его сын Ким Чен Ын.

 В своих объемных мемуарах Ли Мен Бак немало места уделил защите всех тех начинаний и проектов, которые сейчас многие критикуют и в отношении которых собираются начать расследование. Так, Ли настаивает, что его «проект больших четырех рек», а также «зарубежная дипломатия» получения доступа к зарубежным месторождениям полезных ископаемых были продуманными и оправданными. Эффект же, по словам Ли, будет виден от них позже. Эксперты же отмечают, что первый проект имел обратный негативный эффект, а за рубежом Юг скупил по повышенной цене компании и доли в месторождениях, которые, как выяснилось сейчас, были убыточными и бесперспективными. Это в итоге привело лишь к потерям для южнокорейского государства и крупных фирм. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск

Russian Chinese (Simplified) English French German Japanese Korean Spanish

Блог Анны Ким

anna kim