Новости

Подписка на новости

Хотите получать свежие новости ?

Подпишитесь на рассылку prokorea.ru,

введите ваш email:



 

Старый сайт

Календарь событий

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Вот и вся дружба: Экономическое сотрудничество между Россией и Северной Кореей в 2014 г. глазами статистики

 2 u0421u0436В последнее время часто доводится слышать о том, как Россия активно развивает экономическое сотрудничество с Северной Кореей. Недавно попалась статистика, которая показывает, что по крайней мере пока это все не выразилось в реальных деньгах, а больше остается на бумаге.

Про сближение КНДР и РФ стали говорить в последние год-полтора. Прошлый год был уже тем, когда это сближение, «восстановление прежних позиций» и пр. шло полным ходом. Но дело пока ограничивается лишь заявлениями, MOU и приготовлениями.

В общем, посыл такой: слова в СМИ это одно, а вот упрямые цифры говорят совсем другое. Не попытка кого-то обвинить, а лишь показываем картину, которая следует из статистики товарооборота. Правда все это позволяет поставить какие-то «шпильки» в адрес тех или иных сторон.

Опираемся на следующие официально доступные цифры:

1) Ежегодный доклад южнокорейской KOTRA «Тенденции внешней торговли Северной Кореи в 2014 г.»,

2) данные южнокорейского министерства объединения и той же KOTRA о масштабах межкорейской торговли,

3) Данные World Atlas по внешней торговле России, где использована предоставлена российским таможенным управлением (или агентством, извиняюсь, не знаю точного названия ведомства). Все за 2014 г. Как известно, КНДР не публикует своей статистики о торговле и экономике вообще (реальных цифр) уже достаточно давно, а потому данные южан, которые крайне неровно дышат к КНДР, считаются своего рода общепринятым эталоном цифр, от которых отталкиваются.

Итак,  по итогам 2014 г. внешняя торговля КНДР составила 7 млрд. 610 млн. долларов. По сравнению с 2013 г. рост товарооборота КНДР составил 3,7%. Сразу отметим, что в эти цифры «хитрые южнокорейцы» не включают свою торговлю с Пхеньяном (или точнее товарооборот), который очень немалый. К чему это приводит скажем ниже. Торговля между Сеулом и Пхеньяном проводится как отдельная «межкорейская торговля».

Из этих 7,61 млрд. на долю Китая пришлось в 2014 г. 6,89 млрд. долларов. То есть торговля между КНР и КНДР выросла по сравнению с 2013 г. на 4,9 %. Южнокорейцы на основе этих данных сразу делают далеко идущий вывод с алармистским подтекстом, что «рост экономической зависимости КНДР от Китая продолжает расти и впервые составила более 90 % - 90,1 %, тогда как в прошлом было 89,1 %». Это практически цитата из СМИ Южной Кореи. Подтекст уже набивший оскомину, что, мол, Китай может прибрать рано или поздно КНДР к рукам. Тема «а зачем козе (Китаю) баян (СевКорея)?» требует отдельного разговора, сильно политизирована. Мое лично мнение – Китай конечно хотел бы оказывать влияние на КНДР, то попробуй это сделай, а также а зачем вообще прибирать к рукам (спекуляции вплоть до возможности поглощения Китаем Северной Кореи). В общем, я в это не верю, южане сгущают краски, но разговор не об этом.

 -  Первая шпилька в адрес СМИ, а зачастую экспертов Юга, которые очень резво и часто ссылаются на эти 90 % и рост зависимости.  Все это, как уже говорилось, БЕЗ УЧЕТА межкорейской торговли. Об этом все знают и все признают, что почему-то расчеты идут отдельно, а потому все эти показатели зависимости КНДР от КНР неверные, но все равно их широко цитируют.

-   А потому посчитаем реальную долю Китая во внешней торговле КНДР. Те же самые СМИ Юга все же в самой конце заметки (в руках держу газету «Тона Ильбо» все же приписали буквально одной строчкой. «Кстати, межкорейский товарооборот по итогам 2014 г. достиг рекордных показателей и составил 2 млрд. 342,64 млн. долл, что на 106,2 % (!!!) больше, чем в 2013 г.

Потому просто к данным KOTRA плюсуем межкорейскую торговлю  и получаем реальный объем внешней торговли – 9 млрд. 950 млн. долларов в 2014 г. Вот это  уже нормальные данные. Отсюда выводим настоящую долю Китая во внешней торговле КНДР -68,94 %. Да, это все равно первое место , но это не те 90,1 %, про которые стали громко рассуждать СМИ Южной Кореи.

Точно также выводи долю Юга – 23,5 %. Южная Корея – второй крупнейший (и немалый) партнер Севера. На все остальные страны мира приходится лишь 7,56 % (про Россию разговор позже).

 -  Таким образом, СМИ Юга явно завышают долю Китая во внешней торговли, используя данные, которые не учитывают торговлю с Югом. Но этими 90 % зависимости от Китая широко оперируют и политики Юга. На самом деле – менее 70 % и зависимость стала несколько снижаться – в первую очередь за счет активизации торговли Юга и Севера.

-   Напоминаю, что в последние несколько лет постоянно говорят об ухудшении отношений между КНДР и КНР. И это действительно так, в политики и «крупной» экономике. Про то, как «нежно любят» друг друга Юг и Север известно тоже хорошо. Однако несмотря на все это торговля между КНР и КНДР выросла почти на 5 %, а с Югом вообще более чем на 100 %. Говорить и кричать можно что угодно, а вот бизнес, как видно, делает свое дело.

 -  Теперь к России. По официальным данным таможни РФ, товарооборот с КНДР в 2014 г. составил – ТОЛЬКО ЛИШЬ 92,34 миллиона долларов. Напомню, что у Китая – почти 6 млрд. 900 млн, у Юга – более 2 млрд 300 млн. Это СНИЖЕНИЕ (про РФ-КНДР) по сравнению с 2013 г. на 11,9 %. Доля РФ в торговле Севера всего лишь – 0,92 %. Тут же напоминаю данные по реальным долям Китая – 68,94 %  и Южной Кореи – 23,5 %. То есть торговля Китая с КНДР превосходит торговлю России с КНДР более чем в 74 раза (74,61 раза), а торговля Юга с Севером – более чем в 25 раз (25,37).

- Тут есть одно маленькое «НО», на которое указывает один из самых уважаемых российских корееведов Георгий Давидович Толорая. Значительная часть торговли между РФ и КНДР идет через «третьи страны», а потому 92,34 млн. – это несколько заниженная цифра. Но и он признает, что все равно России через третьи страны ведет не в разы больше официальных объемов, а лишь какую-то не самую большую долю. То есть 92,34 – это достаточно верно отражает. Я же могу еще добавить, что достаточно значительная часть межкорейской торговли проводится как торговля Южной Кореи с Китаем, так как иначе она бы нарушала введенные Сеулом «санкции 24 мая 2010 г.» Про это в правительстве Юга тоже знают, но закрывают глаза (есть разные схемы, но это отдельный разговор) Вполне возможно, что и Китай что-то так же проводит через третьи страны. То есть это «но» в отношении России нивелируется, у КНР и Юга – схожая ситуация.  В общем, доля 68,94- 23,5 и 0,92 – объективно отражает расклад по поводу того, кто насколько значим для КНДР по части экономики и торговли.

 -  Из этого вывод первый. Все разговоры про активизацию сотрудничества между РФ и КНДР – как минимум пока не нашли выражение в цифрах. Понятно, что крупные проекты (та же «Победа», ЛЭП и другие) быстро не развернешь, но в любом случае – между КНДР и РФ туда-сюда летают многочисленные делегации, обмены визитами на всех уровнях (исключая, пожалуй, высшего), а в экономике не только нет роста, а даже серьезный спад торговли – более 10 %.

-   На этом фоне смешны заявления, которые можно часто слышать от китайцев и южан, что, мол, Россия «прибирает к себе КНДР», Пхеньян использует Москву как противовес Пекину и пр. Хорош противовес, который легче другого более чем в 70 раз.

-   Возможно, что постепенно что-то будет раскручиваться. Но тут проблемы, что, как, с моей точки зрения, верно говорит другой уважаемый кореевед – Андрей Николаевич Ланьков (вот ссылка на материал на схожую тему: )))) нам – РФ и КНДР – нечего особо предложить друг другу. Наши три главных проекта  с КНДР – жд, газопровод и ЛЭП – все зацикливаются на участии Юга. А Юг, как мне кажется, не будет предпринимать активных инвестиций по крайней мере при госпоже Пак Кын Хе. Здесь и своя политика Юга в отношении Севера играет роль, и санкции 24 мая, которые просто запрещают делать что-либо за исключение комплекса в Кэсоне, да и тот нельзя расширять, да и теперь и позиция США, которые также не допустят чего-то серьезного уже не только из-за того, что это КНДР, но и из-за вражды с Россией.

 -   Вместе с тем, надежда умирает последней. Я искренне хотел бы, чтобы у РФ получилось что-либо взаимовыгодное с КНДР. Пока же реально готовый и действующий проект – это «Хасан-Раджин». Это, пожалуй, единственное, где все уже готово и действует. Но и там проблемы, хотя теперь уже объективного экономического характера (падение цен на уголь и пр.), от чего не застрахован ни один проект. Все остальные широко разрекламированные проекты – «на стадии рассмотрения», «подписаны MOU», которые никого ни к чему не обязывают и т.д.

-   Довелось слышать, что южане реально заинтересовались протягиванием ЛЭП из РФ до Юга через КНДР и прочим электроэнергетическими проектам. Это отнюдь не новый проект, в 2006 г. мне довелось наблюдать, как тогда пытались протолкнуть то же самое. Хотя тогда бы хорошо настроенный на сотрудничество с Севером президент Юга Но Му Хен, но и тогда ничего не вышло. Южане не хотели пускать наше электричество к себе на рынок (не надо конкурентов), да и все эти разговоры про «спонсирование тирании КНДР» и тогда имели место. В итоге ничего не вышло. Очень хотелось бы надеяться, что в этот раз будет иначе. Южане же будут и MOU подписывать и даже, уверен, выделят деньги на проведение работ по исследованию экономической обоснованности и технических особенностях проекта. Но дальше, думаю, дело не пойдет. Причины те же: свои же санкции, давление США, и свое лобби мощное, которое косо смотрит на любые проекты, которые приносят КНДР деньги.

-   Причина же почему Юг может участвовать во всех «предварительных изучениях» - как желание все же показать, что думают об объединении, но также важно для них и получить информацию о положении в различных отраслях экономики КНДР. Участие на первом этапе в проекте с ЛЭП позволит южанам получить необходимую информацию, после чего Югу можно будет и «соскакивать». Это не паранойя, но информация такого рода носит стратегический характер и нужна военным для расчета, что станет с КНДР в случае войны. По состоянию дорог и жд очень хорошо считается возможная скорость перебросок войск, резервов и прочее. А электросети позволяют увидеть и сильно потребляющие электроэнергию объекты (включая военные заводы и постоянно разыскиваемые новые ядерные объекты КНДР), ну и реальные возможности экономики КНДР. На месте южан я бы тоже активно пытался бы получить такую информацию. Она нужна не только для возможных совместных экономических проектов, но и для иных уже названных целей. Поговорите с теми, кто контактирует с южанами и северянами на госуровне – вам расскажут, как различные госструктуры Юга под разными предлогами пытаются получить данные РФ по результатам обследования сети железных дорог КНДР, запасов полезных ископаемых и прочего. Но логика Юга здесь понятна, другой вопрос, что вряд ли это в интересах России – дать информацию, а потом услышать: «Извините, но мы передумали инвестировать – ядерная бомба КНДР мешает» (про нее тоже регулярно говорят при обсуждении перспектив сотрудничества с КНДР).

-   Это было большое отступление. Резюме же таково, что при всех разговорах о сближении РФ и КНДР, использования Москвы в качестве контрбаланса Пекину, цифры в 2014 г. показали обратное – российско-северокорейский оборот сократился. Китай превышает Россию более чем в 70 раз, южане – более чем в 25 раз. Но они все равно говорят, что «Россия теперь забирает от нас КНДР». Довелось говорить с некоторыми южнокорейскими и китайскими экспертами по этому поводу. Когда на пальцах говорил все эти цифры некоторые просто не верили, что у РФ и КНДР только 92 млн. долл.

 -   Для сравнения (возьму данные из заметки другого уважаемого корееведа Л.В.Захаровой). Доля СССР во внешней торговле КНДР в 1990 г. была 53,3 % или 2,2 млрд. долл. к началу 1990-х на объектах, построенных при помощи СССР, производилось до 70 % электроэнергии Севера, 50 % химических удобрений, 40 % черных металлов. Вся алюминиевая промышленность была целиком «сделана» для КНДР Советским Союзом. Потом с распадом СССР резкий обвал, в 1995 г. двусторонний товарооборот между РФ и КНДР – всего лишь 83 млн. долл. Тот год называют «катастрофическим». 2014 г. – это когда мы «вернулись в КНДР», вернулись и через почти 20 лет – лишь 92 млн. Лишь 9 млн. разницы, а если инфляцию учесть? Вот такая картина, которую рисуют бесстрастные цифры. Хочется надеяться, что по итогам 2015 г. можно будет сказать иное. Но все равно, когда после подписания договоренностей о том, чтобы довести товарооборот к 2020 г. до 1 млрд. долл, он проседает более чем на 11 %, то понятны, мягко говоря, «серьезные сомнения» в реалистичности этих планов. Опять же надеемся, что «русские долго запрягают, но удивительно быстро везут», может это лишь начало…

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск

Russian Chinese (Simplified) English French German Japanese Korean Spanish

Блог Анны Ким

anna kim