Южнокорейскую госкомпания планировала инвестиции в развитие северокорейского порта Раджин

           Текст:Олег Кирьянов (Сеул)

11kranЮжнокорейская государственная компания, которая управляет портом Пусана, вела при посредничестве китайской компании переговоры с властями северокорейского порта Раджин о возможных инвестициях в развитие инфраструктуры порта КНДР. Данные действия могут являться нарушением санкций ООН и односторонних рестрикций Сеула, введённых против Северной Кореи. Об этом заявил депутат парламента Южной Кореи Квон Сон Дон, который получил документы в рамках парламентского запроса. Отметим, что в порту Раджина действует и совместный российско-северокорейский логистический проект «Хасан – Раджин», согласно которому СП «Расонконтранс» арендует 3-й пирс порта.

Скандальные обвинения озвучил депутат от южнокорейской оппозиционной партии «Сила народа» Квон Сон Дон, который путем парламентского запроса и аудита деятельности госструктур получил соответствующие документы о работе администрации крупнейшего порта страны в мегаполисе Пусан. Согласно его данным, Администрация порта Пусана (Busan Port Authority или сокращенно BPA) с 2018 г. стала вести переговоры с китайской компанией, которая работает в северокорейском порту Раджин. Данный порт расположен на самом северо-востоке КНДР, на стыке границ Северной Кореи, Китая и России.

Эта китайская фирма в 2008 г. инвестировала в развитие 1-го пирса Раджина 10 млн. долларов, а также 52 млн. долларов в строительство асфальтированной дороги от Раджина до китайской границы и, как утверждают китайцы, получили право на аренду части порта Раджина сроком на 49 лет. Кроме того, бизнесмены из КНР, по их словам, имеют хорошие связи в руководстве Раджина и правительстве КНДР.

             В итоге BPA и китайская компания договорились, что так как южнокорейцы напрямую из-за санкций не могут вести переговоры с КНДР, то этим займется китайская компания, которая будет предоставлять необходимые ВРА данные о порте Раджин, его инфраструктуре, грузопотоке и прочую информацию. Итоговое решение было решено также принимать совместно, после консультаций ВРА с китайской фирмой. Конечной целью были инвестиции южнокорейцев в развитие инфраструктуры порта Раджин, который Южная Корея считает крайне важной стратегической точкой, так как буквально в нескольких десятках километрах от нее сходятся границы Китая, КНДР и Российской Федерации.

По информации депутата, китайская компания и ВРА в конце августа 2020 года подготовили документ «Меморандум о намерениях по поводу сотрудничества по развитию и управлению порта Раджин». Утверждается также, что китайская компания сумела договориться об аудиенции с младшей сестрой Ким Чен Ына Ким Ё Чжон. В ходе встречи планировалось обсудить вопрос о развитии порта Раджин с привлечением иностранных инвестиций. В целом же все шло к тому, что китайская компания была бы просто посредником и своего рода представителем ВРА, которая из-за международных и южнокорейских санкций против КНДР не могла напрямую вести переговоры и инвестировать в Северную Корею.

Стоит отметить, то депутат Квон Сон Дон, который получил все эти документы, принадлежит к консервативной оппозиционной партии «Сила народа», выступающей за жесткую линию в отношении КНДР и против линии нынешнего правительства Южной Кореи на развитие сотрудничества с Пхеньяном. По мнению Квона, государственная компания ВРА, которая напрямую подчиняется министерству морских дел и рыболовства Республики Корея, скрывала факт своих контактов с Северной Кореей и планов инвестирования в Раджин. Депутат также указал, что ВРА подготовила документ о сотрудничестве по поводу Раджина в конце августа, тогда как буквально за три месяца до этого Северная Корея взорвала офис межкорейской связи в Кэсоне. Причем, как считается, за идей подрыва здания стояла именно Ким Ё Чжон, с которой, если верить китайцам, они собирались обсуждать инвестиции южан в Раджин. 

Депутат Квон Сон Дон отметил, что все это наводит на мысль, что госструктуры Южной Кореи в очередной раз пытаются найти обходные пути по поддержке Северной Кореи. Кроме того, все эти контакты с северянами, пусть и опосредованные, являются нарушение Закона о национальной безопасности РК, согласно которому южнокорейцы без специального разрешения властей не имеют права общаться с гражданами КНДР. В министерстве объединения РК заявили, что они знали «о самых общих и предварительных планах» по поводу сотрудничества в Раджине, но отказались вдаваться в детали и прояснять, были ли осведомлены о контактах и подписанном документе.

В Администрации порта Пусана не стали отрицать факт изучения планов по инвестированию в Раджин, но отметили, что все это было своего рода подготовительной работой, а реальное сотрудничество началось бы только при условии снятия санкций против КНДР. Одновременно было подчеркнуто, что порт Раджин имеет большую стратегическую и логистическую важность и для Южной Кореи, а потому подобного рода проекты необходимы с точки зрения национальных интересов Республики Корея.

Стоит также отметить, что именно порт Раджин является своего рода центром российско-северокорейского логистического проекта «Хасан – Раджин»: там базируется офис российско-северокорейской совместной компании «Расонконтранс», а 3-й пирс порта арендован СП с 2008 г. сроком на 49 лет. Договорённость о проекте в 2000 г. была достигнута на высшем уровне – между президентом РФ Владимиром Путиным и лидером КНДР Ким Чен Иром. «Расонконтранс» модернизировала 54 км железнодорожных путей между российской станцией Хасан и портом Раджин, построила в районе третьего пирса порта логистический терминал и офис компании, модернизировав или создав с нуля всю необходимую инфраструктуру. В настоящий момент «Расонконтранс» занимается перевалкой и отправкой потребителям российского угля через Раджин, для чего в санкциях ООН против КНДР предусмотрено специальное исключение.

Интересно, что во время поездки корреспондента «Российской газеты» в Раджин северокорейские официальные лица категорически отрицали факт, что они кому-то отдали в аренду другие пирсы порта. Всего же в порту Раджин есть три пирса, которые расположены рядом друг с другом. 3-й, как уже отмечалось, арендует «Расонконтранс», второй обычно используют северокорейцы и туда иногда заходят суда КНДР, а вот на первый действительно ранее посматривали китайцы. Учитывая все эти особенности, возникает также вопрос о том, что именно планировали южнокорейцы и насколько это пересекалось бы с интересами РФ, так как единственная идущая в порт железная дорога находится под контролем российско-северокорейского СП «Расонконтранс».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск

Блог Анны Ким

anna kim